АРМАДА
Рассказ «хакера», осуждённого в США
Новая тема Написать ответ

Miss Content
V.I.P.
Зарегистрирован: 05.03.2010
Сообщений: 6943
Обратиться по нику
# Добавлено:Вт Июл 14, 2015 11:16 amДобавить в избранноеОтветить с цитатой
«Хакера» из Борисова Дмитрия Насковца арестовали в Праге в 2010 году и экстрадировали в США. Вместе с напарником он организовал транснациональную аферу — создал веб-ресурс для кардеров, помогавший им обходить системы безопасности американских банков. Услугами преступной группы воспользовалось более 2 тысяч человек. За киберпроделки белорусу грозило 40 лет тюрьмы, но он пошёл на сделку с правосудием и отсидел четыре с половиной года — 33 месяца в знаменитой Федеральной тюрьме на Манхэттене и два года где-то в Пенсильвании в ожидании депортации в Беларусь, которой ему удалось избежать вопреки общепринятой практике.

Именно с него в каком-то смысле начались дела Алексея Комка и Виктора Прокопени: в ходе расследования ФБР поделилось с МВД Беларуси информацией, которая стала зацепкой по новым ИТ-делам.

В Беларуси по делу кардеров задержали напарника Насковца Сергея Семашко и ещё двух членов преступной группы.



Сюжет СТВ о киберпреступниках стартует на 9 мин 35 сек

Чуть более полугода назад Дмитрий Насковец вышел на свободу в Нью-Йорке, собирается жениться на девушке-адвокате и стал… «хорошим хакером» — вместе с другими ИТ-зеками открыл фирму, консультирующую по вопросам кибербезопасности, где занимает пост вице-президента. В Беларуси его всё ещё ждут: он находится в международном розыске и в течение 25 лет может быть депортирован в Минск из любой страны мира, кроме США, где получил убежище в соответствии с Конвенцией ООН против пыток (Convention against Torture).

На поверку он оказался не столько хакером, сколько «банкиром», но это не делает его историю менее приключенческой и поучительной.
Когда в дверь звонит электрик из ФБР

— Однажды в нашей чешской квартире (в 2009 году мы с женой переехали из Минска в Прагу, получив бизнес-визу) погас свет. Там это редкость. Через пару минут звонок в дверь, жена смотрит — под дверью какой-то мужичок в оранжевой жилетке с надписью «Электрик» по-чешски. «Ой, Дима, открой дверь, я в халатике!». Открываю — а там, кроме электрика, Интерпол, ФБР, чешская полиция, переводчица, фотографы, какие-то дебилы с какими-то принтерами — в общем, пёстренькая компания, человек 40. Заломали меня и увезли в тюрьму.

Я ведь людей не убивал — у меня и мысли не было, что за мной придёт 40 человек. Они и сами толком не знали, кто я. Получили ордер на арест от прокурора из Нью-Йорка, думают: оба-на, человеку 40 лет тюрьмы светит, опасный тип! Привыкли к русскоязычным мафиози с пистолетами. А потом смотрят — какие-то вертушки диджейские стоят, пушистые собачки, девушка в халатике и обычный хлопец, смирный и даже по-английски умеет говорить. Преступник нового поколения.

Насковец в наручниках подписывает разрешение изъять его вещи как вещдоки. Справа — переводчица. Фото: из личного архива



ФБР из моей чешской квартиры забрало всё, кроме вертушек, — даже телек запаковало и послало в Вашингтон. А вертушки жена потом продала.

После ареста я испытал... облегчение: наконец-то этот странный период подошёл к концу. Когда видишь ордер, где чёрным по белому написано, что следующие 40 лет ты проведёшь в тюрьме, это не страшно. Больно уж нереальная цифра: это же бред и сюрреализм какой-то! Вот если бы там было написано 5-6 лет, то я бы точно испугался.

«Ты ж хакер» как проклятие

Доказательств было не так уж много, с суперумным адвокатом за 2 млн долларов можно было бы отбиваться. Но это отняло бы столько кишек, мозга и денег, что не стоило того.

Чешская тюрьма — это вам не Америка, больше похоже на Володарку, разве что бюджетик процентов на 30 побольше. Там украинская мафия всем заправляет, всё по старинке, как в 90-х: заезжаешь, к тебе подходит специальный человек, спрашивает «Ты кто по жизни?», «Ты со львовскими или с киевскими?», «За что сидишь?» А я говорю: белорус, жду экстрадиции в Америку за компьютерные преступления. Он сразу: о, интеллигент! Иди-ка, порадуй нас своими байками про хакерские приключения и врагов-прокуроров!

«Ты ж хакер» — это проклятие, которое преследовало меня сначала в чешской, а потом и в американской тюрьме. Подходит к тебе украинский лиходій, итальянский мафиози или латиноамериканский генерал и говорит: ты ж хакер, взломай систему, давай в интернет выйдем! Ну как человеку из Доминиканской республики, который всю жизнь торговал героином, объяснить, что всё было по-другому?
Как два «банкира» стали киберпреступниками

До 2007 года я не знал о существовании хакерского мира и заходил в интернет посмотреть, где вечеринка в субботу.

Перебрался из Борисова в Минск, закончил банковский колледж, успел поработать в банке. В один прекрасный день со мной связался будущий напарник С., одногруппник по колледжу, назначил встречу в метро — и понеслась. Он проводил за компьютером 20 часов в сутки, знал несколько языков программирования. Лет с 17, наверное, уже был богатым человеком, в том числе с какими-то оффлайн-бизнесами вроде окон ПВХ. Но он довольно замкнутый тип — ему нужен был человек с подвешенным языком, желательно английским.

Схемы воровства из американских банков начались с Романа Веги, которого потом словили на Кипре и дали 17 лет тюрьмы. Этот мужик-энтузиаст устраивал целые симпозиумы в отелях — учил всех воровать с американских кредиток. На форуме CarderPlanet, первом большом форуме для русских хакеров, многие делились такими секретами. Русский хакер — человек не жадный, это ведь не какой-нибудь кибергопник, а интеллигент с духовными скрепами. Из России можно грабить Америку почти в открытую, продолжая традиции холодной войны и подкармливая ФСБ.

В 2002 году было столько дыр в онлайн-платежах, что через них можно было выносить вагонами. А мы вскочили в поезд в 2007 году, когда эта Миссисипи уже превратилась в пересыхающий ручеёк.

«Здрасте, меня зовут Майкл Джексон»

Самые большие шишки из киберсхем — никакие не хакеры. Хакерам достаётся самая маленькая копеечка. Чтобы воровать деньги из американских банков, нам не понадобилось хакерских талантов — понадобился Skype, ICQ, немного энергии и понимание слабеньких сторон человека. Тебе не приходится обманывать хладнокровный софт — достаточно обмануть тётку из банка, которой платят 17 долларов в час. Поскольку я и сам работал в банке, то понимал психологию банковского служащего на том конце провода.

И вот с 18.00 до трёх ночи ты сидишь на телефоне. «Здрасте, меня зовут Майкл Джексон, хочу перевести свои деньги». Акцент у тебя не очень, но в США у многих акцент. За 2 доллара ты можешь купить на любого американца исчерпывающее досье со всеми секретами. И тётка думает: раз этот человек знает, что в 1994 году у него был красный Pontiac, значит, это и правда Майкл Джексон.

Потом напарник сделал сайт CallService.biz с серверами в Литве — через него прошло больше 5 тысяч транзакций, которые потом легли в основу обвинения. Нанять за 50 долларов программиста было не трудно.

Голос Америки

Именно я был голосом нашего скромного стартапа. Не было у нас никаких коренных жителей США и Германии в роли операторов — это всё выдумки репортёров. За всех отдувалась борисовская СШ N15: учительница английского Ирина Александровна даже не знала, чему учила.

Начинали с 20 долларов за звонок, но потом всякие дебилы стали открывать аналогичные бизнесы, весьма низкого качества (а плохим звонком можно всё запороть), зафлудили рынок, пришлось делать по 10. Можно было купить что-то вроде абонента за 300 долларов в месяц.

Мелькали мысли: бляха, вот придут и закроют. Но вокруг никого не закрывали.

До этого я продавал китайские джипы, 300-400 долларов в месяц получал. А тут посидел пару часов — оп, 100 долларов, потом оп – 700. Сидишь на кухне в трусах и зарабатываешь хорошие деньги. И всё, затянуло. Бывали ситуации, когда можно было украсть 250 тысяч долларов на троих. Но это другой уровень ответственности и отношений. Когда речь о таких суммах, приходится очень уж часто бегать в туалет покурить — стресс! Лучше поменьше, зато за мной не будут ездить на BMW пацаны из Питера.

Муки совести? Не, не слышал. У американцев же всё застраховано. Недавно с моей кредитки украли 3 тысячи, позвонил в банк — и мне сразу всё вернули. Мы вели игру скорей против страховщиков.

Криминальные курьеры: кое-что об американцах

В некоторых схемах такого рода были задействованы американские курьеры, которые получали по почте «краденые» товары и переправляли в Европу. Но они и понятия не имели, что делают что-то не то. Их нанимали «легально» как курьеров. Что сделал бы белорус? Полез проверять, кто мы такие, и звонить в налоговую: а есть ли такая компания? А в Америке такого нет! Американцы рады и думают: oh my god, у меня теперь есть работа! Ты им присылаешь ворованные деньги и технику, а они несут это на почту с улыбкой на лице. А потом приходит ФБР и арестовывает их.

Почему они так доверчивы? У нас с 1917 года то революция, то НКВД, то лагеря, то война, то перестройка, то девальвация — люди привыкли быть в ужасе. Проснулся 1 января — курс уже 8 тыс., а не 2300, и никто на площадь не идёт депутатам лица бить. А в США со стороны государства было меньше обманов и кидков. Почему? Потому что государство в 18 веке разрешило людям иметь оружие — на всякий случай, чтобы они смогли губернатора застрелить, если он их обманет.

Утешительный приз: поскольку правительство нас кидает, мы привыкли газеты читать и расширять кругозор, чтобы быть готовыми к любым сюрпризам. А американцы — некоторые из них даже не знают, что такое Олимпийские игры. Россия для них — это сборище медведей, а Беларуси на их карте мира вообще нет. Я неплохо знаю историю Америки, могу параграф для учебника написать, а тут даже твоё имя никто не сможет произнести, если тебя зовут не Джек Уотсон.
Когда твоя девушка Пэрис Хилтон

Когда появились деньги, у моей девушки сорвало крышу — превратилась в Пэрис Хилтон. Купи то, купи сё. Пришлось рвать когти оттуда.

Я из скромной семьи, к деньгам не привык. Да и белорусов не приучили зарабатывать деньги миллионами, пару тысяч в месяц — и всё ок. Меня больше интриговала принадлежность к странному закрытому клубу: ты работаешь с бандитами из Македонии, Японии, Гонконга и даже не знаешь, как их зовут. Едешь утром на велосипеде и понимаешь, что люди вокруг идут на заводы получать обычные зарплаты, а ты какой-то другой.

Вот напарник наоборот — сидел и «долбил» сутками, зарабатывал тысячу в день. Я говорю — пойдём на вечеринку, а он: отстань, мне квартиру нужно купить. Ну, не бред ли?

Добрые дела? В каком-то смысле мы их делали: вот у тебя ворованная карточка, и ты её должен проверить — куда-то 3-5 долларов положить. Сознательные кардеры идут для этого на сайт Красного креста. Человек же не будет потом писать в Красный крест: верните мне мою пятёрочку!

Стукач ждёт у магазина «Лянок» на пр. Скорины

Вряд ли мы спалились сами — глупостей не делали. У меня был компьютер для работы, а был компьютер для обычного Димы Насковца. Никаких карточек и счетов на своё имя — только профиль в Facebook. Никаких обналичиваний в белорусских банках! Есть жёсткое правило: ты не снимаешь денег там, где живёшь. В России можно, но не тут. Шифровались, нанимали безопасников, — всё было чисто.

А потом год нашей переписки, зашифрованной-перешифрованной, я увидел на столе у ФБР. Дело наше начали шить с 2009 года, наши компьютеры целый год «просвечивались».

Чаще всего уголовное дело начинается с простой вещи: кто-то открывает рот. Если бы не стукач, нас бы не нашли: ты сидишь в Беларуси, воруешь у США, деньги ушли во Вьетнам, оттуда в Гонконг, а из Гонконга пришёл Western Union в Москву, где перевод кто-то обналичил. Белорусское следствие не начинается с нуля по заявлению жертвы из Техаса. Единственный проверенный способ — берут тёпленьким кого-то из хакерских кругов, вызывают в милицию, немножко придушат и отпускают: будешь с нами встречаться по четвергам у магазина «Лянок» на пр. Скорины и докладывать.

Существует что-то вроде сети, где отделения по борьбе с киберперступностью всего мира обмениваются информацией. Видимо, через стукача туда попала информация про нас — и пошло.
Непафосный арест в Беларуси: напарник получает 11 лет

В тот же день, когда ко мне пришёл электрик из ФБР, С. арестовали в Беларуси. Он разбил ноутбук при аресте, пытался из окна выбросить. В кошельке у него нашли карточку Epassporte. Она была оформлена на другого человека, а копия чужих водительских прав и жировки, которые он прилагал к ней, лежали в шуфлядке.

Так вышло, что я очень помпезно сел: ФБР, Интерпол, американская пресса! А чувак какой-то тихо сел в Беларуси на 11 лет как руководитель преступной группы — и бог с ним, нигде об этом не пишут. Он, кстати, до сих пор не признал вины и пытается обжаловать приговор. Как олдскульный гангстер. Он всегда был очень независимым человеком, ему ничего не навяжешь. Говорит, будто это я всё придумал — и я не против: ок, вали на меня, ведь в Америке я признал свою вину на весь мир.

И в этом есть смысл: к примеру, ты украл кошелёк у человека из заднего кармана, а он тебя за руку поймал. А через два дня ты говоришь, что это не твоя рука была, а девушки азербайджанского вида. Отсидел и объявляешь: друзья, это ж не моя рука была, это всё бутафория и политически мотивированный процесс! И они думаю: ну, может, и правда. А вот если ты признал вину — ты карманник на всю жизнь, как я.

Напишу-ка ему письмо — поздравлю с 1 сентября: мол, дети идут в школу, а тебе никуда не нужно.
Подельники: волосатый металлист, интернет-меняла и ещё какой-то чувак

Милиции всегда хочется сделать большую преступную группу, чтобы увеличить статью. СК зацепил всех, кого можно было. СК задержал всех наших якобы подельников.

Один из них О. — металлист, такой суровый чел, с которым можно пойти на крутой концерт, а не заниматься бизнесом. Он жил в России, я с ним просто дружил. Он, может, и мутил что-то сам по себе, но не с нами. На его старом компьютере нашли переписку со мной — и этого хватило. С моим напарником он даже не был знаком. Получил 6 лет, сидит в Бобруйске. Пишу ему, а он присылает ответы моей бабушке, она потом их мне читает. Был волосатый неформал, который мне говорил за столом, что бога нет (я и сам не большой поклонник церквей — я за духовность вне системы), а теперь читает православных авторов, хочет финансировать детский дом и поэтом стал.

Кто такой Виктор Лукашенко — без понятия. Если он был «обменник», то таких людей было много, без них никак: надо же как-то обналичить украденное и купить шампанское в «Риге». Я не знал, что у него такая фамилия, а если бы знал, то побоялся бы у него что-либо покупать. Даже странно, что его посадили. Можете себе представить, что в 30-е какой-нибудь следователь посадил бы человека с фамилией Сталин?

И ещё какого-то чувака посадили.

По-моему, всех уже отпустили бы по амнистии, если бы они погасили групповой иск. Один человек мог бы продать квартиру, чтобы все вышли. Но белорусы не готовы расстаться с квартирой ради воли: есть риск, что ты её уже никогда не купишь.
«Зачем тебе в Америке сидеть 40 лет? Посиди в Беларуси шесть годиков!»

У чехов было два запроса об экстрадиции — от белорусов и от американцев. Но американцы запросили меня первыми, а кто первый встал, того и тапки.

Как-то в чешскую тюрьму пришёл белорусский посол, блондин, лет 35, очень приличный человек с виду. Здравствуйте, говорит, вот зачем вам лететь в Америку, 40 лет сидеть? Может, всего на 6-7 лет съездите в Минск и там посидите? Он это не со зла! Это был совет по-доброму — как мужик мужику. Но я ответил: ну уж нет! У меня много знакомых в белорусской тюрьме, я им посылки посылал ещё до всей этой драмы. Да и милиционеры знакомые советовали держаться подальше от родины.

Но и чехи не отдали бы меня в Беларусь: они не всегда выдают приличных экономических преступников, которые никого не убивали, — это же умные люди. Выйдут – пригодятся. Со мной сидел Алексей, помощник Ходорковского, интересный персонаж из олигархических кругов. Россия, конечно, хотела помощника забрать себе, но чехи не отдали. 10 месяцев посидел и вышел, теперь в Праге живёт.
Федеральная тюрьма на Манхэттене как пионерлагерь «Зубрёнок»

Наш славянский менталитет велит человеку в таких ситуациях «включать быка» — многие против экстрадиции по 2-3 года воюют, как Хорохорин с французами. А я сразу сказал: ладно, полетели в Америку, там разберёмся.

После 5 месяцев в чешской тюрьме за мной прилетело ФБР. Купили мне обычный билет на обычный рейс — никакой тебе спецдоставки. И вот я сижу в цепях среди нормальный людей, справа и слева — по мужику в чёрных очках. Идёшь в туалет, цепи звенят. Все вокруг смотрят испуганно: вдруг я злой? Потом самолёт начал потихонечку выпивать — чехи же заливаются даже больше, чем белорусы. Через два часа все уже приставали к ребятам из ФБР с расспросами.

После тюрьмы этот 8-часовой перелёт был как подарок судьбы: я среди свободных людей, ем обычную еду! И вдобавок лечу в Америку, в Новый свет.

Бюджет федеральной тюрьмы Metropolitan Correctional Centre зашкаливает — это такой жир! Телевизоры, спортзалы, компьютерный клуб, емэйлы (без доступа в интернет), обеды из трёх блюд и добавка, ресторан, библиотека с книгами на всех языках мира. Похоже на белорусский пионерлагерь «Зубрёнок», только на улицу нельзя. А в другую комнату и на другой этаж — можно. Это самая титулованная тюрьма: туда тащат преступников, экстрадированных со всего мира — мексиканских и доминиканских наркобаронов, итальянских мафиози, русских хакеров. Ну, и я под эту лавочку — хакер-международник. Хотя я как-то недотягивал, если честно, до этой тюрьмы: в хакерском мире, по шкале от прапорщика до генералиссимуса, я где-то майор.

Звоню бабушке, а она говорит: ты что, дурак, внучок? Я думала, что ты умный хлопец, а ты не можешь сказать американцам, что ты в Америке никогда не был? Какое ты можешь совершить преступление против Америки? Потом она нашла версию, в которую смогла поверить: её внучок — жертва холодной войны.

Сделка с правосудием по-американски и по-белорусски

Там полнейший капитализм — даже в отношениях между прокурором и заключённым. Идёт торговля: ты нормальный хлопец, вот тебе предложение — признавай вину и получишь 33 месяца ареста. Такой диалог между прокурором и заключённым называется Plea Bargain. Главное, если предлагают сделку, не выпендриваться. Поэтому я согласился сразу. А то некоторые включают гангстеров — и получают 40 лет тюрьмы. Подписал бумажку, пришёл к судье: виноват. И судья в ответ: бывает, не на тот путь встал, ок, 33 месяца.

Жаль, что в Беларуси сотрудничество с органами происходит без гарантий и без официального договора.

Но я никого не сдавал. А кого мне сдавать? В Америке-то я один. Сдавать людей — это опасный путь.

У прокурора не было на руках конкретных цифр ущерба. В таких случаях там считают ущерб навскидку: вот ты работал три года, у тебя 40 преступлений в неделю, каждое — по тысяче долларов, в год — 2 миллиона, за три года — 6 миллионов. Ладно, бог с ними, с 6 млн, бери на себя 100 тысяч и 33 месяца отсидки, согласен? Это как подсчитать, что наркоторговец продал за год 365 граммов героина — по грамму в день. Цифру в 6 миллионов я взял с потолка, конечно, – может, миллион и заработали за 3 года.

Не помню, чтобы мне предъявляли выписки по счетам из ePassporte, через эту систему я проводил только пару тысяч долларов за год. У ePassporte было огромное дело в Америке, владельцев посадили за то, что половина преступного мира использовала его для серых транзакций. Документация ePassporte теперь принадлежит ФБР, и они ей делятся со спецслужбами мира.

Видел я и те самые диски ФБР — обозревал доказательства. По этой базе не посадишь, но оттуда можно выдернуть зацепки. Эти целый клондайк! Куча смешных логинов вроде Гоблин — что-то с хакерских форумов, что-то из ePassporte. Помню, подумал: бляха, зачем тут эта база, это же так опасно. В те времена ведь куча народу баловалась чем-то похожим, и криминальным, и наполовину легальным, «серым». И вот сейчас это всплыло.

Почему Америка готова простить человеку 6 млн долларов? Потому что это прагматичная страна: если преступник не наркоман какой-нибудь из Мексики, а образованный белый воротничок, значит, быстро выйдет из тюрьмы, откроет бизнес — и попрут налоги. Общество тут гораздо благороднее в этом смысле — оно тебе даёт второй шанс, а потом может дать и третий. И это работает.

А белорусская система правосудия не удовлетворена, пока ты весь состав преступления не положишь на стол.
Аркадий «последняя надежда белорусского хакера» Бух

Когда Беларусь узнала про 33 месяца тюрьмы, они позвонили прокурору в Америку — мол, слишком мало даёте, может, прислать вам ещё доказательств? Может, их жаба душила, что скоро я выйду из тюрьмы и буду прогуливаться в Бруклине у океана.

Приходит мой бесплатный адвокат и говорит: отбиться от белорусской милиции я тебе не помогу.

Пришлось нанять человека-легенду Аркадия Буха, у него узкая специализация — русские хакеры, и он, к слову, принимает оплату биткоинами. Это такой Остап Бендер, только адвокат. В бабочке, в шляпе, в белых штанах. Про Буха пишут, что имена его клиентов — это криминальная Аллея славы. Скажу по секрету: имя ему сделало ФБР, потому что арестовывало его клиентов с большим пафосом. ФБР ведь тоже хочет создать впечатление, что арестовало серьёзного преступника — к радости налогоплательщиков и ради повышения по службе (точь-в-точь как белорусские следователи). «Сенсация, крупнейший арест в истории!» — и так каждый день. И все в шоколаде — и ФБР, и Бух. В следующий раз какой-нибудь бедняга заплатит ему 50 тысяч долларов, раз он такой крутой.

В общем, отбился он кое-как от белорусов.

Тюрьма на Манхэттене — это что-то среднее между воскресной школой и MBA: читаешь книжки, развиваешься духовно, заимствуешь опыт суперинтересных людей. Даже Бут (Виктор Бут — российский торговец оружием. — dev.by.) сидел в нашей тюрьме, но на секретном этаже, мы его не видели. Звонишь маме из тюрьмы: мама, я с таким человеком сижу! Шахид Хаан. Интеллигент, глыба! Южноамериканский Машеров! Галстук, идеальная биография! Охранник президента Гайаны. Его даже американские мусора уважают, а соотечественники вообще боготворят. Мама вбивает его в Google — он убил 250 человек и 10 лет кокаин продавал тоннами в Америку. Мама ведь не знает, что в Южной Америке это в порядке вещей.

Ему дали 15 лет. Я иногда шлю его детям подарки в Тринидад и Тобаго.

Наш человек в тюрьме становится философом и монахом, если читает правильные книжки. Всё началось с классики — «Воскресенья» Толстого, а потом глубже и глубже. Там наступает просветление, enlightenment. Вот мистер Элистер Кроули рассказывает, как творить чудеса в пустыне, а ты практикуешь их в камере и начинаешь становиться тюремным магом. После четырёх лет в келье житейские беды тебя мало трогают.

Я не думал «бляха-муха, жизнь кончена, всё тлен»! Напротив, там ты начинаешь понимать, что всё это — иллюзия. Тебя привели в какое-то здание с надписью «Тюрьма», а ты и поверил, что это тюрьма. Были, конечно, заключённые, особенно из славянского мира, которых я бесил своим оптимизмом: пошли-ка драться, чтобы у тебя тоже было всё плохо.

Звонил из тюрьмы друзьям — обычным свободным людям в разных странах мира. И голос у меня был намного веселей, чем у них.

Единственный минус: жена за эти годы даже не смогла приехать из Чехии на свидание. Я делал, что мог, даже умудрялся устраивать сюрпризы из тюрьмы: она приходит куда-нибудь в Праге, а там незнакомые люди дарят ей подарок. Но это не помогло. Теперь разводимся.

Вот красноречивый тюремный эпизод про американскую паранойю, а заодно про их знания о Беларуси.

Моя тётя Света вышла замуж за сирийца (они вместе учились в БНТУ), отличная получилась семья, живут в Минске, моего кузена зовут Амир Аль Масри. Он крутой граффитист, полгорода разрисовал. Как-то раз я решил сделать ему подарок — положил в конверт карту метро Нью-Йорка, отметив на ней крестиком нашу тюрьму, и послал эту «маляву» по почте. Это же такая радость для пацана-граффитиста — получить карту метро Нью-Йорка из американской тюрьмы! Наутро просыпаюсь (я там спал до 11.00) — шухер, русских заключённых обыскивают какие-то детективы в белых штанах. А «русских» на этаже двое — я и Коля. Всё перерыли, вывернули Колю наизнанку. Потом приходят ко мне: зачем ты шлёшь карты расположения тюрьмы арабам на Ближний Восток? У американцев ведь с географией не очень: это наш человек, даже троечник, знает, что Уганда — это в Африке, Сальвадор — в Америке, а Беларусь, как пишут в наших учебниках, «в центре Европы».

Потом оказалось, что у беглого охранника Бен Ладена такая же фамилия, как у моего кузена.

С тех пор каждый раз, когда я опускал письмо в почтовый ящик, Коля говорил: может, не надо?
Депортация: на волоске от родины

К концу моего тюремного срока возникла угроза посерьёзней — депортация на родину. Белорусы ведь объявили меня в международный розыск — на 25 лет. Хотят посадить на срок до 8 лет. За такое преступление ты должен отсидеть ещё и в Беларуси, чтобы белорусы знали, что так делать нельзя. Вдобавок белорусское правосудие считает, что я должен стране денег.

Миграционные службы в США относятся к военным, они жёсткие ребята: их достало, что в США столько нелегалов. Они говорят: ну всё, готовься к Беларуси. Началась миграционная канитель. Может, в Саудовской Аравии мне сказали бы: дружище, не дури голову, получи по зубам и вылетай домой первым рейсом, но в Америке всё по закону. Есть 6 тысяч страниц американского миграционного закона — огромный том, который надо возить в багажнике своего авто. Там куча правил: например, если ты сможешь доказать миграционному судье, что твоя жизнь в опасности, то тебе могут предоставить убежище в США. Кроме того, есть Конвенция ООН против пыток, подписанная 60 странами, которая запрещает тебя депортировать в страну, если тебе там будет плохо. Наличие Гуантанамо не мешает американцам защищать белорусов от плохих тюрем.

Мне был очень на руку тогдашний отчёт Госдепа: американские «шпионы» написали разгромный рапорт после того, как в Беларуси после выборов позакрывали всех кандидатов в президенты, девочке на площади сломали ногу, какому-то «зубрёнку»-молодофронтовцу — руку. Как отправить живого человека в такую страну?

Военные остались сильно недовольны: уважаемый судья, страна потратила миллион долларов на экстрадицию этого парня, воровавшего у американцев, а вы собрались дать ему американскую мечту? Are you kidding us? Им очень не хотелось создавать такой прецедент — а то всякая голь кинется совершать преступления против Америки, чтобы попасть в Америку. Это же Green Card!

Они дважды подавали апелляцию, продлили мне срок заключения на два года — уже в какой-то маленькой тюрьме в Пенсильвании, в местном Бобруйске.

Я был на волоске от Беларуси — военные бились, как львы. Напоследок даже пытались втюхать меня какой-нибудь третьей стране: Чехия, слушайте, заберите! А Чехия отвечает: оставьте своего зека при себе. Швейцария? Швейцария отвечает: мы вообще нейтральная страна, отвалите! Ну и всё.

Продолжение.
Реальный конверт с реальной Фарма ПП! Skype: cristina.rx2, ICQ: 676017111, Jabber:[email protected]
Новая тема Написать ответ    ГЛАВНАЯ ~ НОВОСТИ ИНТЕРНЕТА

Перейти:  





Генеральный спонсор



Партнеры