АРМАДА
Интервью Главы Роскомнадзора.
Новая тема Написать ответ

Miss Content
V.I.P.
Зарегистрирован: 05.03.2010
Сообщений: 6943
Обратиться по нику
# Добавлено:Чт Фев 25, 2016 7:34 amДобавить в избранноеОтветить с цитатой
Роскомнадзор многие воспринимают как цензора. Так ли это?

Александр Жаров: Самый яркий лозунг наших оппонентов - Роскомнадзор - это синоним цензуры в России. Что такое цензура? В СССР без одобрения Главного управления по делам литературы и издательств (Главлита) ни одна статья не могла появиться в газете, ни один сюжет не мог пойти ни на телевидении, ни на радио.



Принцип работы Роскомнадзора совсем иной. Цензура предполагает "вычищение" информации до опубликования материала, а мы действуем уже после его публикации. Поэтому к цензуре, по моему глубочайшему убеждению, Роскомнадзор не имеет никакого отношения.

Даже если мы выявляем нарушение в СМИ, то за этим далеко не всегда следует наказание. Когда начинает действовать любой новый закон, мы всегда предоставляем отрасли переходный период. В течение которого мы в случае выявления нового типа нарушения СМИ не наказываем, а разъясняем: коллеги, вот здесь есть нарушение, оно не соответствует новому закону, пожалуйста, отнеситесь внимательно. Мы публикуем разъяснения по новому закону у себя на сайте, обсуждаем в социальных сетях, на очных совещаниях с отраслью объясняем требования закона.

Словом можно полки за собой повести...


Получается тот, кто "говорит", несет ответственность сам?

Александр Жаров: "Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести..." При любой межличностной коммуникации происходит воздействие на собеседника. Если говорить о медиа, то они воздействуют на массовую аудиторию. Это, кстати, относится не только к журналистам, но и к вашим непрофессиональным коллегам - блогерам-"тысячникам", которые в социальных сетях и блогах воздействуют на массовую аудиторию. Они не несут ответственности, как СМИ. Но также спасают, губят и ведут полки.

Абсолютная свобода предполагает абсолютную ответственность. Ситуация с абсолютной свободой, когда нет границ и, к сожалению, нет никакой ответственности, очень трагична.

Вы блокируете доступ к ресурсам, пропагандирующим экстремизм, в том числе ИГИЛ. Как стоит называть эту организацию в своих заметках?

Александр Жаров: Созданием террористического бренда запрещенной на территории России организации ИГИЛ занимались профессионалы. Словосочетание "исламское государство" имеет два ложных посыла и два опасных для неискушенного человека психологических "якоря". "Исламское" - то есть ассоциирующееся с традиционной и массовой религией. По своей сути, традиционный ислам абсолютно миролюбив и никакого отношения к терроризму не имеет. Второе слово,"государство" - еще один "якорь". На самом деле группа террористов захватила определенную территорию, и называет себя государством. Но неискушенный человек может попасть под влияние пропагандистов, которые прекрасно знают, как вовлекать людей в "секту", и используют ассоциации с традиционными значениями этих слов. Поэтому Роскомнадзор настоятельно требует в материалах СМИ про эту организацию писать "запрещенная на территории России", сразу обозначая контекст. Но можно ее называть и по-другому. Арабские политики и журналисты называют ее ДАИШ - эта аббревиатура созвучна с арабским словом, которое означает "подавляющий, давящий, несущий разрушение и войну". В лексической системе русского языка в этом сочетании букв нет ни ассоциации с государством, ни отсылки к религии, поэтому я приветствую, когда журналисты используют именно эту аббревиатуру - ДАИШ.

Мне кажется, когда на кону стоят вопросы судьбы, жизни и безопасности молодых людей, в дополнение к каждой статье однократно написать "запрещенная на территории России террористическая организация" или изменить аббревиатуру данной организации с ИГИЛ на ДАИШ - несложно и оправданно.

Возвращаясь к вопросу о власти слова. Информацию пишут не только в блогах и на сайтах, но и распространяют через мессенджеры. Нужно ли регулировать их деятельность или запрещать?

Александр Жаров: Это серьезная тема. Приведу пример. В ноябре прошлого года, сразу вслед за терактами в Париже, была массовая рассылка в мессенджере "WhatsApp" в Казани и в Москве о том, что 18 смертниц едут в эти города, готовятся теракты. Преподносилось все как утечка информации из правоохранительных органов. Абсолютная ложь. К чему это привело? Многие люди просто не поехали никуда на выходные, остались дома. Ситуация была некритичной, но нужно сделать выводы из нее.

Я считаю, что запрещать ничего нельзя. Что такое мессенджеры? ОTT-сервисы, то есть они работают "поверх" инфраструктуры операторов связи, оverthetop, предоставляя аналогичные услуги - обмен данными, звонки. По сути, они являются аналогами мобильных операторов, но работают по другому, по новой технологии распространения информации. Запретить их - все равно что на кипящий котел заклепки поставить. Вода все равно вырвется наружу.

Мессенджеры работают на той же коммерческой "поляне", что и традиционные операторы связи. Но они абсолютно "пиратским" способом "отъедают" у них аудиторию. Можно назвать это недобросовестной конкуренцией. Никто не говорит о чтении переписки граждан в мессенджерах, но для них должны быть выработаны правила существования в России. В конечном итоге, заключая договор с пользователем, они получают его персональные данные, безопасность которых не может быть гарантирована. Буквально на днях аналитический центр NowSecure выпустил отчет по безопасности мобильных приложений. Вот их данные: половина популярных приложений передают рекламным сетям пользовательские данные, включая номер телефона, уникальный идентификатор смартфона, данные о звонках, координаты геолокации и т.д. При этом четверть (24,7 процента) приложений имеют хотя бы одну уязвимость. В 10,8 процента всех мобильных приложений зафиксированы утечки чувствительной для пользователей информации. Это вопрос неприкосновенности частной жизни, личной, национальной безопасности.

Разработкой предложений по регулированию мессенджеров занимаются эксперты Медиакоммуникационного союза, других профессиональных сообществ, операторов связи.
Под строгим шифром

Есть еще "новые технологии", которые помогают "добраться" до заблокированных сайтов - анонимайзеры. Нужно ли ограничивать их распространение?

Александр Жаров: Предпринять действия по блокировке анонимайзеров и криптографических средств, применяемых для обхода блокировок, технически возможно, но, по моему мнению, абсолютно бессмысленно. С чем это связано? Анонимайзеры, которые используются для защиты информации при оказании коммерческой услуги, - это вполне легальные программы. И таких десятки. Мы сейчас хотим установить контакт с их создателями. И вместе с правоохранительными органами сделать им предложение. Если они работают в легальном секторе экономики, зарабатывают деньги, шифруют и защищают таким образом коммерческую информацию (например, для банков) - почему бы им самим не фильтровать свой трафик, удаляя из него запрещенную информацию?

Что касается небольших "самодельных" программ, которыми пользуются, чтобы попасть на закрытый "пиратский" сайт, то блокировать их бессмысленно. На место тех, кого мы заблокируем, придут новые, и эта гонка будет бесконечна. Кроме того, ряд абсолютно легальных программ, плагинов для популярных интернет-браузеров также позволяет получить доступ к противоправной информации. Но способами обхода блокировок пользуются не более 7-10 процентов наших граждан. Это так называемая мотивированная аудитория, которая в любом случае хочет получить необходимый ей контент.

Поэтому на данном этапе вопрос о блокировке анонимайзеров не стоит. Этот вопрос требует длительного изучения. Мы в рамках созданной по поручению Совета безопасности рабочей группы при Национальном антитеррористическом комитете вместе с нашими коллегами из правоохранительных органов этот вопрос прорабатываем. Но двигаемся не революционно, а эволюционно. Доля шифрованного трафика возрастает. В прошлом году в нашей стране было порядка 15 процентов шифрованного трафика. В этом году, я думаю, будет уже больше 20 процентов. Так что это вопрос развития национального сегмента Интернета. И не может идти речи о блокировке, а лишь о сегментации трафика, его приоритизации для оказания коммерческих услуг. Здесь слово за операторами связи.
Реальный конверт с реальной Фарма ПП! Skype: cristina.rx2, ICQ: 676017111, Jabber:[email protected]
Новая тема Написать ответ    ГЛАВНАЯ ~ НОВОСТИ ИНТЕРНЕТА

Перейти:  





Генеральный спонсор



Партнеры